В защиту памяти К.И. Вебера. Обращение Т.М. Симбирцевой
19 Oct 2023 08:47
Здравствуйте, уважаемые коллеги. 18 октября 2023 г. исполнилось два года с того беспрецедентного и печального для всей российской исторической науки дня, когда журнал «Проблемы Дальнего Востока» (ПДВ) объявил «измышлением» личный архив выдающегося российского ученого-востоковеда и дипломата Карла Ивановича Вебера (1841–1910). Я, как единственный в России кореевед, защитивший две диссертации по истории российско-корейских отношений, где имя Карла Ивановича стоит на первой странице, считаю своим долгом вам о нем напомнить и призвать вас сделать для исправления этой ситуации то, что вам по силам.

Это событие особенно трагично для российского корееведения, так как К.И. Вебер – первопроходец нашей специальности. Задокументированная история контактов России и Кореи насчитывает 365 лет, но именно 12 лет службы в Корее К.И. Вебера (1885-1897 гг.) стали периодом наиболее значительного сближения двух государств. Этот его успех тем более поразителен, что до его приезда к месту службы в королевство Чосон в 1885 г., в России о корейской цивилизации знали мало, а в Корее был широко распространен т.н. «страх перед Россией 恐露症», порожденный литературой о России корейских авторов XVII-XIX вв., а также антироссийской пропагандой – в первую очередь, английской, китайской, а затем и японской.

Стоит сказать и о том, что в 1896–1897 гг. он уже не являлся официально временным поверенным и генеральным консулом в Корее, так как 31.07.1895 г. был назначен высочайшим указом чрезвычайным посланником и полномочным министром при правительстве Мексики. В этот труднейший и «звездный» период его службы, когда с 11.02.1896 по 20.02.1897 он принимал короля Коджона в Русской дипмиссии, его единственным «официальным статусом» стал накопленный им в предшествующие годы в Корее огромный личный авторитет. Чтобы понять секрет такого профессионального успеха К.И. Вебера в Корее, официальных документов и объективных факторов явно недостаточно. В нем велика роль его личности, и его семейный архив (фото и документы) позволяет нам эту личность в ее разных проявлениях узнать. Но не все это, к сожалению, понимают.

Здесь вы найдёте обложку журнала № 5, 2021, которая теперь имеется во всех крупных библиотеках нашей страны: drive.google.com/file/d/1I_nJhmF8xcqGSdS.../view?usp=drive_link.
Я заказала это фото в Исторической библиотеке в Москве. Так же обложка уже два года выставлена на портале «Журналы РАН». Слова «издан архив Карла Вебера» и «измышления» на ней соседствуют, и это попрание памяти человека, чья «выдающаяся роль в становлении, развитии и упрочении русско-корейских отношений» пусть и с опозданием, но уже 25 лет назад, была признана российской историографией [см. Пак Б.Б.. «Российская дипломатия и Корея (1860–1888). Кн. 1». (М.-Иркутск-СПб., 1998. C. 72) и Пак Б.Д. «Россия и Корея». 2е изд. (М., 2004, с. 119)].

Такое негативное отношение к его архиву совершенно не адекватно и оценке К.И. Вебера как «блестящего дипломата» в каталоге выставки «Российский посланник в Корее: Карл Вебер и его коллекции», прошедшей в Кунсткамере в 2020 г. (с. 13). А также словам, что «Вебер для нас родной!» в интервью в том же году эстонской газете «Postimees» директора Кунсткамеры, д.и.н. А.В. Головнева. Ссылка есть в том же каталоге (с. 15), который можно целиком скачать здесь: lib.kunstkamera.ru/rubrikator/06/978-5-88431-390-3

Уважаемые коллеги. Как вы хорошо знаете, я многократно направляла (увы, в одиночку) требования в редакцию ПДВ и руководству РАН снять с публикации ее, а также ставшую для нее предлогом статью Б.Б. Пак, но результата они не возымели. То есть в администрации РАН нет понимания сути и масштаба события.
Текст моего обращения к президенту РАН от 25.05.2022 есть на нашем сайте РАУК.

В администрации РАН не приняли к сведению мои аргументы, что никто из редакции ПДВ самого архива не видел. Об этом мне сообщил сам его главный редактор А.В. Виноградов, когда в письме от 20.12.2021 написал, что «редакция оставляет за собой право опубликовать соответствующую статью после знакомства с книгой С.Брезель» (с. 3). Объявлять «измышлением» то, чего не видел, – такой подход не имеет к науке отношения. Времени, чтобы познакомиться с книгой Брэзель и написать «соответствующую статью», А.В. Виноградов и его редакция не нашли и поныне.

Не видела архива и д.и.н. Б.Б Пак, чья статья в ПДВ, № 5, 2021, стала предлогом для объявления его «измышлением». Об этом свидетельствует, в частности, ее фраза из этой статьи: «О том, что летом 2021 г. в Сеуле вышла книга С. Брэзель о К.И. Вебере, я узнала в июле из письма корейского издателя» (с. 130).
Книга Брэзель действительно вышла летом 2021 г., но не в Сеуле, а в Германии, в г. Эрфурт, а значит, ни «корейский издатель», ни его «письмо к Б.Б. Пак» не существовали. Корейское издание архива Вебера вышло лишь год спустя после выхода статьи Б.Б Пак – в декабре 2022 г.

Ненаучный характер аргументации, которая послужила основанием для объявления архива К.И. Вебера «измышлением», демонстрирует, на мой взгляд, отход от тех принципов и методов работы и норм этики, на которых базировалось научное востоковедение в СССР и первые пост-советские годы.

Статья Б.Б. Пак в ПДВ, № 5, 2021, с оценочными суждениями с переходом на личности в наш с С.В. Волковым адрес, где она, опять не давая ссылок, выступает в защиту генеалогических претензий мнимого «потомка» К.И. Вебера, который, не имея никаких оснований, распространяет слухи о личной жизни дипломата и публикует якобы его фото, вызывает большое сожаление. Б.Б. Пак – заслуженный ученый, она проделала большую работу, собрав в российских государственных архивах и опубликовав в двух книгах 2013 и 2020 г. обширную документальную базу о деятельности К.И. Вебера в Корее. Но она не смогла признать, что при поиске биографических сведений о Вебере и его изображений допустила ошибку, доверившись рассказам случайного человека и никак их не проверив.

Уже зная из нашей рецензии, что потомок "мнимый", она, тем не менее, прилагает усилия, чтобы неизвестный «человек с папиросой» и дальше считался в мире К.И. Вебером. В результате доверяющие ей читатели воздают почести этому неизвестному в знак признания заслуг знаменитого дипломата.
Здесь, на этом корейском блоге, фото «человека с папиросой» размещено рядом с фото надгробия К.И. Вебера в Радебойле (Германия). Для меня это кощунство:
earthwow.org/13632/1880%EB%85%84%EB%8C%8...-%EC%A1%B0%EC%84%A0/

Уважаемые коллеги. Слово «измышления» произвело на наше научное сообщество такое впечатление, что за два года ни один ученый в нашей стране, кроме одной уважаемой коллеги, не обратился ко мне с просьбой хотя бы просто показать ему книгу С. Брэзель. Но луч надежды все-таки есть. Поэтому я вам и пишу. Я благодарю декана переводческого факультета МГЛУ к.ф.н. Е.А. Похолкову, которая пригласила меня прочесть онлайн лекцию об архиве в феврале 2022 г. , а также Международный центр корееведения ИСАА при МГУ, где я прочла аналогичную лекцию "вживую" в сентябре того же года. Обнадеживает меня то, что на первую из этих лекций записались почти 200 слушателей, и несколько десятков были на второй. То есть у нашей молодежи к К.И. Веберу определенный интерес есть. Считаю, что корееведы старших поколений должны откликнуться на него и провести соответствующие лекции и семинары, организовать конференцию, написать о нем статьи и пр.

Это тем более необходимо, что в следующем 2024 г. будет отмечаться 140-летие первого в истории отношений России и Кореи межгосударственного соглашения – Договора о дружбе и торговле 1884 г., котором стоит подпись К.И. Вебера. С корейской стороны этот договор подписал король Коджон (правил в 1864-1907) – последний монарх независимой и единой Кореи и «самый выдающийся из корейских правителей» (см. Песоцкий В.Д. «Корея накануне аннексии». СПб., 1910. С. 4). То есть в историческом плане это – «договор на все времена», основополагающий для всех российско-корейских связей. Фото последних страниц Договора с их подписями вы найдете в тексте моей вышеупомянутой лекции. Она есть на независимом научном портале Academia.edu

Уважаемые коллеги. Вы хорошо знаете, что в Корее свято чтут память своих предков и первопроходцев. Какое именно впечатление произведет в Корее отказ российских ученых от архива К.И. Вебера, можно с большой вероятностью предполагать. Как писал Посол Республики Корея в Российской Федерации Чон Тэик, «история наказывает тех, кто ее не помнит» [Россия и Корея: добрые соседи. Сб. материалов междунар. научно-практич. конф., посв. 30-летию установления дип. отношений между СССР/Российской Федерацией и Республикой Корея (26 ноября 2020 г., Москва). М., 2020. С. 65].

Предлагаю вам включиться в тот естественный, не обремененный предвзятыми оценками, путь архива К.И. Вебера в научный оборот, который уже начался в Корее. «Важнейший принцип этики научного сообщества призван ориентировать исследователя на новизну научного знания», – подчеркивает академик В.В. Богатов в статье «Этика в научной деятельности». Во всем мире любая диссертация начинается с описания ее новизны. Ввод в оборот новых данных и источников – важнейшая задача науки, и архив К.И. Вебера не может быть исключением.

Вот обложка корейского издания книги С. Брэзель, вышедшего в Сеуле в декабре 2022 г. product.kyobobook.co.kr/detail/S000200472791
На ней представлен парадный портрет В.И. Вебера 1898 г. из его архива. Ранее он был опубликован в нашей с С.В. Волковым рецензии и стал реальной причиной развернутой ПДВ «антивеберовской» кампании, поскольку показал недостоверность всех опубликованных в РАН прежде изображений дипломата. «Да, это Вебер. Замечательная фотография», – таков был немедленный, как только ее увидел, отклик в письме ко мне д.и.н. Пак Чонхё – крупнейшего южнокорейского специалиста по истории корейско-российских отношений. Проф. Пак Чонхё написал об этом портрете эссе «러시아 외교관 웨베르(Вебер)의 진본 사진을 보고 (Глядя на подлинное фото российского дипломата Вебера)», где назвал это фото «долгожданным» и выразил радость, что смог его увидеть. В ближайшие дни я размещу его на сайте РАУК.

Вот рецензия на книгу С. Брэзель корейского блогера-книголюба с псевдонимом 작동. Я перевела ее для форума РАУК www.rauk.ru/ru/forum/7/5267-semejnyj-ark...vebera-izdan-v-seule.

Вот рецензия на книгу С. Брэзель Роберта Неффа в газете «Korea Times» за 18.02.2023 – “Life in 1880s Russian Legation”.
www.koreatimes.co.kr/www/opinion/2023/09/715_345637.html

А здесь вы найдете интервью проф. Сильвии Брэзель, которая дала его немецкой службе корейской телерадиовещательной компании KBS в июле 2023 г., когда приехала ненадолго в Корею для чтения лекций.
world.kbs.co.kr/service/special_program....index&board_seq=1543

Интервью дает представление о творческом пути немецкой исследовательницы, об изданных ею книгах по истории ранних немецко-корейских отношений, о ее переводах на немецкий язык корейской литературы и в целом о том большом вкладе, который она внесла в развитие немецко-корейских культурных контактов. Представлена в нем и ее книга о К.И. Вебере в немецком и корейском изданиях.

Уважаемые коллеги. Надеюсь, что вы уже вскоре продолжите этот список и донесете до своих студентов и читателей достоверную информацию о К.И. Вебере и его архиве. Это ценнейший источник, в первую очередь, для российской науки и залог сохранения исторической памяти о настоящем К.И. Вебере – нашем с вами выдающемся предшественнике. Хочу вас предупредить о необходимости критического подхода, поскольку сегодня в Интернете и печатных изданиях представлены, по меньшей мере, девять разных «Карлов Веберов», которые в реальности не имеют отношения к дипломату. Я рассказала о них на форуме нашего сайта на странице "В день рождения Карла Ивановича Вебера".

Также стоит воздержаться от публикации рассказов мнимых «потомков» К.И. Вебера, в том числе из Эстонии. На самом деле живых потомков у К.И. Вебера не осталось. Род von Waeber, который дал миру видного дипломата и востоковеда Карла Вебера, прервался с кончиной в Германии его последней внучки Эббы Марион Нитфель-фон Вебер в мае 2021 г. Спасибо за внимание. Прошу это обращение по возможности распространить.
Т.М. Симбирцева. 19.10.2023.
19 Oct 2023 15:36
389 подписчиков группы РАУК в социальной сети VK vk.com/rauk_vk получили ссылку на это письмо.
20 Oct 2023 14:49
Ниже публикуем отклик Валерия Евгеньевича Сухинина -профессора МГИМО, посла России в КНДР в 2006-2012 гг. Он поступил Т.М. Симбирцевой в ответ на ее обращение и был разослан еще на 47 адресов 20 октября 2023 г. Приглашаем коллег принять участие в дальнейшем обсуждении.

Вот текст В.Е. Сухинина:
Уважаемая Татьяна Михайловна, коллеги!
Хочу обратиться к вам как человек, всю жизнь - с 17 и до нынешних 73 лет -занимавшийся корейскими делами в процессе обучения, дипломатической службы и преподавания в МГИМО в течение последних 11 лет.

Откровенно говоря, не могу согласиться с тем, что кто-то в СССР или России якобы посягал или посягает на доброе имя К.И.Вебера и его заслуги в становлении и развитии российско-корейских отношений. Достаточно бегло просмотреть многочисленные отечественные публикации по истории Кореи, наших отношений, монографии о жизни и деятельности К.И.Вебера, чтобы в этом убедиться.

Если отбросить проявившийся в ходе дискуссии последних двух лет полемический задор, личные обиды и недопонимание, то в сухом остатке выявятся только некоторые расхождения в трактовке фактов семейной истории российского посланника. Относительно его хорошо задокументированной и тщательно описанной исследователями дипломатической деятельности разночтений нет.

Чтобы вовлечь в отечественный научный оборот новые зарубежные публикации, касающиеся отдельных аспектов личной жизни К.И.Вебера,тщательно рассмотреть и оценить их, как всегда, требуется в первую очередь ознакомить с ними российских корееведов.

Для этого предлагаю РГБ (Н.Н.Ан) и другим ведущим библиотекам срочно приобрести немецкое издание книги С.Брэзель и изданный в Сеуле её корейский перевод (поскольку большинство нынешних российских корееведов немецким языком не владеют).

Далее можно было бы договориться с германистами МГЛУ (декан переводческого факультета Е.А.Похолкова) совместно с экспертами-корееведами перевести этот труд на русский язык, а Т.М.Симбирцевой согласовать с хорошо знакомым ей немецким автором передачу права на издание перевода её книги в России.

Полагаю, что после соответствующей подготовки издание этой книги в нашей стране не станет большой проблемой с учётом большого интереса к Корее и потока корееведческой литературы, выходящей в наши дни в различных издательствах.
Дополнительно к этому после издания и изучения перевода книги С.Брэзель можно было бы организовать на базе соответствующих академических институтов и факультетов университетов научную конференцию о фигуре и роли К.И.Вебера, на которой можно будет рассмотреть остающиеся дискуссионные проблемы.

Считаю, что именно следование подобному конструктивному подходу позволит в большей степени почтить память нашего выдающегося предшественника, нежели продолжение бесплодных споров, которые до сих пор не привели к положительному результату.
Давайте переломим себя, успокоимся, хладнокровно оценим ситуацию и рука об руку совместно будем решать стоящие перед отечественным корееведением задачи.

С уважением, В.Е. Сухинин,
профессор кафедры японского, корейского, индонезийского и монгольского языков МГИМО МИД России.
посол России в КНДР в 2006-2012 годах
Last edit: 20 Oct 2023 14:50 by tatiana.
07 Nov 2023 17:17
Ответ Т.М. Симбирцевой В.Е. Сухинину 21 октября 2023 г.
(приведен в сокращении, полный текст см. здесь: drive.google.com/file/d/1CkY7rXxlQAjJcW6...vjX/view?usp=sharing)


Уважаемый Валерий Евгеньевич. Спасибо за Ваше письмо, высказанное авторитетное мнение и неравнодушие к вопросу о публикации в нашей научной печати недостоверной информации о биографии и личности К.И. Вебера. Они тем более важны, что Ваша собственная многолетняя карьера востоковеда и кадрового дипломата и личный опыт сходны с тем путем, который прошел в своей жизни К.И. Вебер. Вы сказали главное: публикация архива К.И. Вебера в нашей стране – это стоящая перед отечественным корееведением задача. Я полностью поддерживаю это Ваше мнение. <…>

Ваше письмо содержит оценку ситуации и конкретные предложения по ее урегулированию путем постепенного введения архива К.И. Вебера в оборот российской науки. Выскажусь по этому содержанию, обозначив существующие, на мой взгляд, препятствия для осуществления изложенной Вами программы действий. <…>
Отсутствие группы ученых, которые реально изучали бы в нашей стране деятельность К.И. Вебера, читали бы работы друг друга и обменивались бы мнениями на семинарах и пр., привело к возникновению в нашей историографии этической и нравственной проблемы. Она состоит в том, что общепризнанные заслуги К.И. Вебера вот уже 10 лет приписываются в ней другому человеку: сначала по ошибке и недосмотру, а с 18 октября 2021 г. – уже намеренно.

Имею в виду «человека с папиросой», чьи фото мы видим на обложке и с. 385 (ил. № 1) книги Б.Б. Пак «Российский дипломат К.И. Вебер и Корея» (М.: ИВ РАН, 2013), а также в ее корейском переиздании 2020 г. (с. 416). Вспомните и тот корейский блог, где фото того же человека размещено рядом с надгробием К.И. Вебера. Создатель этого блога ссылается на книгу Б.Б. Пак. И это не единственные подобные примеры того, как в академических изданиях и Интернете искажается человеческий образ К.И. Вебера, как его лишают его подлинной внешности, биографии и заслуженной чести.

Вы как дипломат называете это «некоторыми расхождениями в трактовке фактов семейной истории российского посланника», но мне как историку трудно с Вами согласиться. Ведь никаких фактов, подтверждающих личность «человека с папиросой», нет. Сама я не нахожу адекватного определения к таким действиям, но как пишет доктор философии Голдсмит Маршалл, «приписать себе чужие достижения — значит добавить оскорбление к несправедливости» (staff.wikireading.ru/hThH6SksxE). Если в этой цитате заменить слово «себе» на «кому-то» и добавить слово «намеренно», то она будет соответствовать тому, как я оцениваю отношение к памяти К.И. Вебера, которое сложилось в РАН с 18 октября 2021 г. <…>

По Вашим конкретным предложениям. Поставленное на архив К.И. Вебера в ПДВ клеймо «измышления» выходит за рамки научной этики и своей эмоциональной, исключительно негативной коннотацией ставит, как я считаю, крест на всех, в том числе и Ваших, уважаемый Валерий Евгеньевич, предложениях по вводу архива К.И. Вебера в оборот российской науки. Оно направлено именно на то, чтобы этот ввод предотвратить. Поэтому я и настаивала в своих многочисленных обращениях в ПДВ и руководство РАН на снятии этой обложки и статьи Б.Б. Пак с публикации. К сожалению, меня в этом никто из коллег не поддержал.

Например, Вы справедливо считаете, что для вовлечения в отечественный научный оборот новых зарубежных публикаций о К.И. Вебере, требуется, как всегда, в первую очередь ознакомить с ними российских корееведов.

Мы с С.В. Волковым как раз это и сделали – познакомились сами с книгой С. Брэзель, написали на нее рецензию и опубликовали ее в ПДВ, чтобы познакомить с ней коллег. Результат оказался плачевным. Не думаю, что теперь у кого-то еще из российских ученых возникнет желание повторить этот наш опыт, поставив под удар свое человеческое достоинство и деловую репутацию.

Вы предлагаете РГБ и другим ведущим библиотекам срочно приобрести немецкое издание книги С.Брэзель и изданный в Сеуле её корейский перевод. Но, согласитесь, что «измышление» – не лучшая рекомендация книги для наших библиотек, тем более что она высказана от имени РАН.

Германисты МГЛУ совместно с экспертами-корееведами тоже вряд ли возьмутся переводить «измышления» на русский язык, а издатели его публиковать – по той же причине.

Добавлю также, что издание личного архива К.И. Вебера – основоположника межгосударственных отношений России с Кореей – должно быть выполнено только на самом высоком научном и полиграфическом уровне, если мы действительно ценим эти отношения и ту преемственность с историей их зарождения, которую воплощает фигура К.И. Вебера. Перевода здесь недостаточно. Нужны вводные статьи от руководителей МИД РФ, комментарии и дополнительные разделы, написанные видными российскими историками дипломатии, России и Кореи. В архиве К.И. Вебера более сотни потускневших от времени фотографий, которые надо восстановить. Подготовка такого издания требует кропотливого труда многих специалистов, финансов и быстро не осуществится. Но какой институт РАН возьмется за публикацию «измышления»?

Уважаемый Валерий Евгеньевич. Здесь я постаралась по Вашему совету «хладнокровно оценить ситуацию» и перечислила те препятствия, который стоят на пути ввода архива К.И. Вебера в оборот российской науки. По всему выходит, что оскорбительную для К.И. Вебера обложку ПДВ, № 5, 2021 г. надо снять с публикации, как и статью в нем Б.Б. Пак. Без этого обозначенной Вами нашей общей для российских корееведов цели не удастся достичь.
С уважением, Т.М. Симбирцева. 21 октября 2023 г.
Last edit: 07 Nov 2023 17:19 by tatiana.
07 Nov 2023 17:38
Ответ № 2 В.Е. Сухинина Т.М. Симбирцевой 22 октября 2023 г.

Уважаемая Татьяна Михайловна, коллеги!
Мне не хотелось бы открывать новый трек дискуссии, даже вялотекущей, но оставлять Ваш ответ на моё письмо без реакции, видимо, было бы невежливо с моей стороны. Поэтому пишу ещё раз, хотя в чём-то придётся повториться.

Смысл моего предыдущего письма состоял в том, чтобы призвать коллег перейти от бесплодной полемики, требований покаяться и признать свою неправоту (что эмоционально нелегко сделать, тем более если не считаешь себя виновным) к конструктивной работе - в данном конкретном случае к ознакомлению российских корееведов с книгой С.Брэзель (коль она вызвала интерес и неоднозначную реакцию) на немецком и корейском языках, а в будущем и с переводом на русский, а затем и к организации конференции по фигуре и деятельности К.И.Вебера с учётом этой публикации.

Предлагаемый же Вами, Татьяна Михайловна, подход можно сравнить с требованием принять данные публикации С.Брэзель, ещё до знакомства с книгой, за аксиому и исходить в исследованиях только из этих данных.

Но в нашей науке так обычно не бывает. Даже хорошо аргументированные позиции, своего рода теоремы, приходится вновь и вновь доказывать, широко пропагандировать, без гарантии принятия их коллегами и более широкой общественностью.
Сошлюсь на систему русской практической транскрипции корейских имён Л.Р.Концевича, утверждению которой он посвятил несколько десятилетий, но так и не достиг полного успеха. Вспомним инициированную Вами многомесячную дискуссию корееведов по одной докторской диссертации по истории корейской поэзии, которая так и не повлияла на ранее принятое решение о её защите.

Из своего опыта дипломатической работы могу привести примеры об изнурительных спорах с Сеулом о правах России на участок бывшей дипмиссии и компенсации за неё. Или о многолетних препирательствах с Росимуществом относительно получения согласия на демонтаж четырёх полуразвалившихся зданий посольского комплекса в Пхеньяне. К моему глубокому удовлетворению в обоих случаях, которые изначально казались нам очевидными и бесспорными, мы дождались положительного решения.

Давайте, не замахиваясь на неподъёмные задачи (чуть ли не реставрация всего семейного архива Веберов - которым российская сторона не владеет, его шикарное издание с комментариями, введение в российские курсы истории Кореи специальных лекций о первом посланнике - а почему только о нём? - и т.д.), постараемся в недалёком будущем подготовить перевод и русское издание книги С.Брэзель, а затем уже идти дальше. Прислушаться к этому призыву или отклонить его - решение принимает каждый сам.

Хотел бы этим письмом завершить своё участие в дискуссии, поскольку ничего нового и вразумительного сказать больше не смогу. При случае надеюсь найти и почитать корейский перевод обсуждаемой публикации.
С уважением,
В.Е. Сухинин
07 Nov 2023 18:24
Ответ Т.М. Симбирцевой В.Е. Сухинину 30 октября 2023 г.
(дан в сокращении, полный текст с иллюстрациями см. здесь:
drive.google.com/file/d/1docQRqoIbyWpDsw...9wn/view?usp=sharing)

Здравствуйте, уважаемый Валерий Евгеньевич. Благодарю Вас за Ваше внимание и новое письмо. Извините, что задержалась с ответом. Обстоятельства не позволяют мне регулярно садиться за компьютер, и я вряд ли вновь взялась бы за работу, если бы не возникла та ситуация, которую Вы дипломатично охарактеризовали как посягательства на доброе имя К.И. Вебера. Она меня крайне беспокоит. Своим письмом Вы предоставили мне возможность еще раз донести ее суть лично до Вас и Ваших коллег в МГИМО и МИД РФ, и я хочу ею воспользоваться, раз Вы сомневаетесь в том, что такие посягательства имеют место в реальности.

Вот уже более двух лет я не могу доказать ни ПДВ, ни руководству РАН, ни корееведам, ни научному сообществу в целом, что летом в Сеуле не носят зимних пальто и меховых шапок, что российские дипломаты не ходят на приемы к главам государств в домашней одежде и не встают в таком виде вровень с этими главами, чтобы сфотографироваться на глазах у публики. Я также убеждена, что всего этого не делал никогда и выдающийся дипломат К.И. Вебер.

Журнал ПДВ это мое мнение объявил «измышлениями» (см. его обложку № 5, 2021). Но что стало поводом для этого? О том, что Б.Б. Пак опубликовала в ПДВ (№ 5, 2021) свой отзыв на издание архива в Корее за год до того, как он там был реально издан, я сообщила в своем обращении «В защиту памяти К.И. Вебера» 18 октября 2023 г. Так возникла та самая «бесплодная полемика», о которой Вы упоминаете. Она искусственно спровоцирована этим журналом там, где, собственно, не о чем и спорить.

Уважаемый Валерий Евгеньевич. Прошу Вас высказаться во всеуслышание по вышеперечисленным вопросам. Вы, как никто другой, являетесь в них экспертом. Вы работали в Сеуле, в том числе летом, и знаете по личному опыту, как там в этот сезон одеваются. Вы прекрасно осведомлены о мельчайших деталях дипломатического протокола, так как встречались лично со многими главами корейских государств. Вы об этом рассказывали несколько лет назад на лекции в РГБ, и я имела честь на ней присутствовать.

Приведу конкретные примеры того, что я прошу Вас прокомментировать. Надеюсь, что Ваше мнение будет услышано, в отличие от моего.

Посмотрите на фото № 2 (с. 14 и 18) в каталоге выставки «Российский посланник в Корее: Карл Вебер и его коллекции», которая прошла в Кунсткамере в 2020 г. На нем человек с лицом настоящего К.И. Вебера «летом 1896 г.» позирует в зимнем пальто и меховой шапке, стоя на одной ноге (другая странным образом отсутствует) на «подъезде дворца русской миссии в Сеуле» (так названо боковое крыльцо русской дипмиссии). Рядом, среди официальных лиц, стоит его супруга, также одетая по-зимнему - в меховое манто. Каталог можно целиком скачать здесь: lib.kunstkamera.ru/rubrikator/06/978-5-88431-390-3

Уважаемый Валерий Евгеньевич. Вы жили в Сеуле и знаете, что в этом городе летние температуры превышают +30ºС. Такое фото никак не может быть подлинным. Это явный фотоколлаж, оскорбительная для К.И. Вебера и абсурдная карикатура. Разве это не посягательство на его доброе имя? Вряд ли король Кореи доверил бы свою жизнь человеку, носившему летом в Сеуле зимнее пальто, то есть лишенному элементарного здравого смысла.

Вы пишете, что «даже хорошо аргументированные позиции, своего рода теоремы, приходится вновь и вновь доказывать, широко пропагандировать, без гарантии принятия их коллегами и более широкой общественностью». В целом Вы, конечно, правы. Но это не тот случай. Если мы будем вновь и вновь доказывать, что в Сеуле летом стоит такая жара, что люди там не носят зимние пальто, или что носить их, несмотря на жару, все-таки можно, не уйдет ли наша наука от своего предназначения по поиску и производству новых знаний? <…>.

Еще одно фото в том же каталоге Кунсткамеры – № 3 (с. 15) – представляет опять же человека с лицом К.И. Вебера в том же 1896 г. стоящим вровень, то есть в одну линию с Коджоном и его наследником на главном крыльце русской дипмиссии в Сеуле, которая в то время – обратите внимание – являлась центром управления Кореей и была полна подданных Коджона. Некоторые из них видны за его спиной. И одет наш дипломат в присутствии главы корейского государства «по-домашнему» – в повседневный черный костюм. То же самое фото разместила Б.Б. Пак на обложке корейского издания своей книги «Российский дипломат К.И. Вебер и Корея» (Сеул, 2020). Вот оно ниже. Оригинал см. на сайте РНБ здесь: vivaldi.nlr.ru/pn000115298/view/?#page=369.

Мы с д.и.н. С.В. Волковым в своей статье об открытии архива К.И. Вебера (ПДВ, № 5, 2021, с. 122 www.academia.edu/62803921/) указали (c. 122) на недостоверность этого явно смонтированного фото из старой прессы, которое представляет К.И. Вебера как человека, не имеющего представления о социальной иерархии и придворном и дипломатическом этикете» <…>

Б.Б Пак назвала это наше с д.и.н. С.В. Волковым мнение «надуманными утверждениями». Однако вот что по этому поводу сообщается в учебном пособии В.П. Егорова «Дипломатический протокол и этикет» (М., 2013):
«Основа всякого организованного общества – его иерархия, понятное всем и всеми признаваемое старшинство – социальное, управленческое, профессиональное и т.д. Старшинство – суть протокольной практики. Характер церемониалов официальных мероприятий, их этикетное наполнение отражают сложившуюся в государстве иерархию» (с. 24).

«Старшинство – суть протокольной практики». В этих словах ответ на вопрос, мог ли К.И. Вебер стоять вровень с Коджоном. Однозначно - нет.

Как отмечается далее в вышеупомянутом учебном пособии, «в международной практике обычно соблюдается правило, согласно которому в старшинстве иностранные послы следуют за главой государства, поскольку при нем они аккредитованы» (с. 28, выделено нами). Это фото № 3 также опровергают законы Чосонского королевства, которые закрепляли социальную иерархию <…>, и накопленные в историческом корееведении знания о том, какое место занимали ваны в социальной иерархии, религии, ритуалах и идеологии традиционной Кореи. Этой проблематике я посвятила монографию «Владыки старой Кореи» (М., 2012).

Как пишет в книге «История российского протокола» (М., 2018) чрезвычайный и полномочный посол МИД РФ П.Ф. Лядов, «строгие правила ношения одежды в строгом соответствии с тем или иным официальным поводом – одна из важнейших составляющих этикета и прежде всего этикета дипломатического. Здесь не только дань светским условностям, но и строгое следование сложившимся на протяжении веков нормам международной вежливости. Для дипломата вопрос о том, как одеваться по тому или иному поводу, – часть повседневной жизни, неотделимая от профессии» (с. 14, выделено нами).

То есть умение одеваться – неотъемлемая часть профессии дипломата. Однако из вышеприведённых фото № 2 и № 3 следует, что К.И. Вебер таким умением не обладал. И при этом он назван в каталоге «блестящим дипломатом». Нет ли здесь противоречия? <…>

Опасность подобных фотоподделок – в их кажущейся очевидности. Они выглядят еще более убедительными, когда их публикует столь авторитетное научное учреждение как Кунсткамера.

Потому-то опубликованный С. Брэзель фотоархив К.И. Вебера и вызвал столь неоднозначную, как Вы пишете, реакцию, что собранные в нем подлинные фото дипломата наглядно опровергают тот карикатурный образ знаменитого дипломата, который в нашей историографии на данный момент представлен. Но и без архива ясно, что фото № 2 и № 3 – это подделки. Просто фотоархив, столь неожиданно, через 111 лет после кончины легендарного дипломата, опубликованный, заставил нас взглянуть более пристально на эти изображения и заново их оценить.

То, что ПДВ и Б.Б. Пак выступили в защиту этого карикатурного образа, не имеет ни научных, ни моральных оправданий, и «полемикой» их действия даже с натяжкой вряд ли можно назвать. У них нет никаких реальных основ для научной полемики, поскольку самого архива они не видели, кроме парадного портрета К.И. Вебера 1898 г. с орденами, который мы опубликовали с С.В. Волковым в своей рецензии на немецкое издание книги С. Брэзель в том же номере ПДВ. Этот портрет видели все, в том числе и Вы, уважаемый Валерий Евгеньевич. Давайте посмотрим на него еще раз на обложке корейского издания книги С. Брэзель 2022 г. product.kyobobook.co.kr/detail/S000200472791
Хотелось бы узнать, есть ли у Вас сомнения в его подлинности и если да, то на чем они основаны. <…>

Статья Б.Б. Пак, формально являясь откликом на открытие архива К.И. Вебера, на деле демонстрирует полное безразличие к нему и его будущей судьбе, игнорирует символическое и научное значение его находки. Кроме того, она архива не видела. То есть в научном плане ее значение стремится к нулю. Не будь ее, при других, нормальных обстоятельствах, этот архив был бы встречен в нашей стране с большим интересом. Эту ситуацию надо исправить и оказать архиву К.И. Вебера подобающий прием в нашей стране, пусть с опозданием.

Поэтому я и предлагаю этот архив в нашей стране издать – и не только с текстами С. Брэзель, которая представляет его как своего выдающегося соплеменника, но и с комментариями российских историков и на самом высоком полиграфическом уровне. Иначе нельзя. От него ведет преемственность российская дипломатия в Корее. Это, насколько знаю, единственный наш действовавший на корейском направлении дипломат, которого РАН назвала «выдающимся» и «блестящим». Она уже посвятила ему три книги и вряд ли на этом остановится в силу его «первородства» и исключительных профессиональных заслуг.

Публикация подлинных изображений К.И. Вебера в «шикарном», как Вы пишете, как мне показалось, с иронией, издании – это лучшее, что можно сделать, чтобы привлечь к ним внимание публики и не допустить дальнейшего распространения вышеупомянутых карикатур хотя бы по линии РАН. По другим линиям (через букинистов, в статьях отдельных авторов, в Интернете и пр.) они будут еще долго, к сожалению, с ее «легкой руки» распространяться. И не знаю, будет ли этому когда-то конец. <…>

Опасность появления новых таких подделок тем более возрастает, что в 2024 г. исполняется 140 лет со дня подписания первого межгосударственного соглашения между Россией и Кореей – Договора о дружбе и торговле 1884 г., на котором стоят подписи короля Коджона и К.И. Вебера. Предполагаю, что эта дата будет отмечаться в нашей стране, возможно и Вами в Ваших лекциях в МГИМО, а также в МИД РФ, ИВ РАН и Кунсткамере. Хочу надеяться, что мои предостережения будут при этом приняты во внимание. Спасибо, что уделили время. Буду признательна, если поделитесь этим письмом с теми, кого биография К.И. Вебера может интересовать. С уважением Т.М. Симбирцева. 30 октября 2023 г.
Last edit: 07 Nov 2023 18:34 by tatiana.
Powered by Kunena Forum